Хореография древнейших культур

Искусство пляски древнее всех видов искусств, потому что первоисточник пляски есть жест, а жест есть самый простой, а потому и первый способ, которым воспользовался перворожденный человек для выражения своих душевных и физических переживаний.

Это первый дар, который открыл в себе человек.

Безмерно радуясь своему существованию, своей привилегии в природе, еще не понятой, таинственной и враждебной, человек начинает вдумываться в причины своего бытия и природы вокруг себя.

В примитивном своем обиходе первозданный человек удовлетворяется простейшими жестами, и эту первую жестикуляцию, этот единственный способ общения друг с другом, он употребляет для первой благодарственной молитвы божеству.

Своими несколькими жестами он сначала старается изобразить возможно полнее и нагляднее божество таким, каким оно представляется его светлому, простому воображению. В его распоряжении всего несколько жестов: жест еды, питья, утверждения, отрицания, жест гнева, радости, страха, жест величины – и всеми этими жестами он определяет божество, потому что оно представляется для него: великим, как пространство неба и земли, затем дающим ему пищу и питье, гневно-страшным, как гроза, радостным, как солнечное утро… Далее он просит это изображенное им божество быть милосердным к нему…

И вот первый человек, может быть еще немой, впервые мимирует перед своим богом.

Его движения и действия далеко не имеют целями красоту, они и не самоценны, они – просто средство как-нибудь, без какого-либо определенного замысла подражать виденным явлениям или изобразить самого себя во власти их. Он просто изображает, как падает от страха при ударах грома, как улыбается солнцу, как пьет и ест, широко размахивает руками, чтобы показать величину пространства. Мимический жест и в позднейшие эпохи древности долго оставался единственным способом молитвы, потому что жест нагляднее, удобнее и эластичнее, чем какой-либо другой способ выражает переживания. Мимическая молитва – это молитва всем телом и потому наиболее полная.

Быстро усложнявшиеся самосознание и культура, а с нею и богопонимание, скоро потребовали новых и новых форм для выражения новых определений.

Перед божеством исповедовались более сложные интимные переживания, которые не умещались в первобытной отрывочной жестикуляции. Жестов стало больше, и явилось желание связать их между собой. Возникшая вслед за жестом музыка, идея которой родилась из подражания пению птиц, журчанию воды и другим естественным явлениям природы, стала соединяться с жестом, а жесты, в свою очередь, уподобляясь музыке, становились слитными, принимая общий ритм; характер отрывочной несвязанности мимических актов молитвы утрачивается, и мимика входит во вторую, уже историческую стадию, – и является священная пляска.

Священная пляска Характер природы, а от природы – характер расы, – вот главные факторы, в зависимости от которых складываются религия и богопонимание, а следовательно и пляска, служащая молитвенным актом. Природа бесплодной, вечно страдающей от солнца пустыни с опрокинутым ночью звездным небом могла породить только созерцательную «религию звезд», с медленным, строгим, как их движение, ритуалом богослужения. Природа богатая и щедрая, под радостным благодатным солнцем рождала религию радостную, обоготворяющую прежде всего солнце и его свет, землю, дающую изобильные плоды, которые радостно собирались, и тут молитвенная пляска не могла не быть быстрой, с массой движений. Природа севера, скованная льдами или страдающая от гроз, ветров, диких зверей, с серым небом и небогатой растительностью, – эта грустная природа дала религию сумрачных божеств, религию страха перед природой, – и пляска приняла темп тягучий, грустный.

Первая и долгая стадия дифференциации идеи о Боге – это многобожие – политеизм, охватывает всю древнюю истории.

Простой ум человека древности не в силах был создать идею одного Бога: для него богов было много, – столько, сколько явлений природы. Во всех его взаимоотношениях с природой чувствовались непонятные силы ее, а потому все они казались проявлением божеских таинственных велений. Только ум позднейшего, более цивилизованного человека мог создать себе единого Бога, концентрирующего в себе причины всего.

Идея о Боге у древнего человека не могла долго оставаться только чувствуемой, понимаемой как принцип, как отвлечение, а скоро стала искать конкретного воплощения – видимого и осязаемого.

В способах воплощения божеств были различия, как первобытное обожествление неодушевленных предметов: камней, деревьев, а также рек (фетишизм), обожествление светил (сабиизм), явлений природы: грозы, ветра, огня и пр., обожествление животных и, наконец, совершеннейшая форма политеизма – обожествление человеческого тела.

В Египте, душой которого является Нил, богато оплодотворявший почву под действием солнца, возник культ бога Ра – солнца (впоследствии Озириса) и Изиды – плодородия. Индия, углубленная в созерцание и метафизику, – дала религию мировой души – Брамы (Вишну). Воинственные германцы создают себе воинственного бога Одина. Греки, увлеченные созданием идеального общинного устройства, ставят в центре религии Зевса – бога порядка.

Идеал рая египтянина – жать золотым серпом золотые колосья, германца – биться в сражениях и пировать в кругу валькирий в роскошных чертогах Валгаллы, араба, страдающего в безводной пустыне от жажды, – источники свежей воды, тень, прохлада.

Повторяем – на протяжении истории всего язычества, пляски прежде всего являются главным богослужебным актом. Но как только у народа устанавливается общинный строй, как только народ достигает известной степени культуры (показателем которой можно считать, например, первые торговые сношения с соседями), – пляска, оставаясь богослужебным актом, входит и в светскую жизнь и служит целям искусства и красоты.

Деление религиозных плясок Сводя системы и ритуалы всех языческих древних религий, можно проследить следующее разделение священных плясок:
Культовая пляска – принадлежность богослужения литургического характера – благодарственной и просительной общественной молитвы божеству в храме или у жертвенника.

Обрядовая пляска – совершающаяся при отправлении обрядов (как, например, посвящение, брак и др.), а также в процессиях, церемониях священного характера. Обрядовые пляски более других имели изобразительный характер, так как в обрядах и процессиях изображались аллегорически соответствующие события.

Мистическая или экстатическая пляска – разновидность культовой пляски, имевшая целью пути доведения до состояния полузабытья – экстаза – ближайшее общение или даже уподобление божеству (оргиастические античные культы Вакха – Диониса, Орфея и др.).

Параллель с современными танцами Прежде чем перейти к исследованию древнейших плясок, необходимо установить параллель с современным взглядом на это искусство.

Пляска, как мы видели, создалась из желания высказать движением мысль, настроение, понятие; у человека древности, повторяем, тут не было стремления к красоте, искусственности. Близость к жизненности, к реализму – вот к чему стремилась древняя пляска, изображавшая все в наглядно-аллегорических образах. Современный танец как раз стремится к обратному. Цель его – показать тело человека в ряде самых красивых положений, ракурсов, притом таких ракурсов, которых нельзя получить при естественных движениях. Современный танец умышленно уходит от жизни в условности, чтобы рельефнее в них показать красоты тела.

Итак, главная задача древней пляски -, это возможно большая аллегорическая наглядность.

Строго говоря, техники в первичных плясках было постольку, поскольку культура обрабатывала обиходную жестикуляцию народа.

Древнейшие культуры принадлежат Востоку и, в частности, Китаю, Египту и Индии.