Отмирание старых форм танца при Людовике 14

В течение всего XVI в. салонные танцы придерживались прежних форм. При Людовике XIV и начиная уже с начала XVII ст. придворные танцы вступили в новую фазу своего развития. Эпоха Возрождения, с ее бессистемной разработкой танца, уступила место новым формам, которые во Франции развились в международный язык изящных движений. Методы, изложенные в самоучителях Карозо и Негри, начали постепенно забываться. Итальянские традиции медленно отмирали. Паваны, гальярды и низкие танцы постепенно отходили в область преданий. Взамен созидались новые танцы, в которых быстро развивались чувства гармонии, пластики и пропорциональности движений. Откидывалась жеманная, слишком преувеличенная искусственная вежливость. Заветы итальянцев забывались, и французское искусство начало развиваться совершенно самостоятельно, причем окончательно сформировался международный язык изящных движений, благодаря которому выработанные законы танцующего Парижа сделались общими законами для всего образованного мира.

После гегемонии паваны и танца отдельными парами начали вводить новое начало, сразу сделавшееся популярным. На балах установился всеобщий танец, в котором сразу участвовали несколько отдельных пар с переменами и последовательным «променадом» всех пар.

Это было время поисков новых вариантов и новых танцевальных фигур. Из разных провинций, у народа, начали заимствовать разные темпы, которые в приукрашенном виде получили право гражданства. На придворных балах, сообразно духу времени, постоянно обновлялись танцевальные фигуры. Кроме того, международная струя вносит во французский обиход испанскую сарабатиду шакону паскайль, гавоты, бурре, ригодоны и, наконец, всю цепь новообразованных танцев венчает менуэт, который по праву царит над всеми остальными.

Взятые у народа танцы с их оригинальными темпами, в переработанном виде, стилизуются; сложные сочетания упрощаются и наконец выливаются в общедоступную форму. Путем таких преобразований народился новый парный танец века Людовиков.

Затем, в первой половине XVIII в., появились несколько интересных хореографических произведений, во главе которых должна быть поставлена вышедшая в 1700 г. двумя изданиями «Оркесо-графия, или Искусство описывать танцы посредством знаков и пр.» сочинения Фелье. Этот учитель танцев, посвятивший свое сочинение танцовщику и «сочинителю балетов» в Академии музыки Пекуру говорит в предисловии, что посредством составленных им знаков каждый может без помощи учителя научиться всякого рода танцам. После просмотра «иероглифов» Фелье, невольно появляется сомнение в справедливости этого заявления. Но, во всяком случае, труд Фелье имеет за собой громадную заслугу. Он представил наглядную картину новой архитектуры танцев его времени. Чувствуется веяние вновь зарождавшихся форм с пошибом чисто французского искусства.

Из книги Фелье можно заключить, что от некоторых танцев прежнего времени остались только одни названия. На их место выдвинуты выхваченные прямо из народа и менуэт, оставивший позади все остальные танцы.

Книга Фелье дает уже довольно точные данные о том, что в самом начале XVIII в., под конец царствования Людовика XIV, по всей Европе техника танцев достигла уже значительного развития.

После книги Фелье, в 1725 г., появились два сочинения Рамо, однофамильца знаменитого музыканта. Первое из них — «Maitre a danser» — можно считать первым действительно практическим учебником, в котором подробно описана теория реверанса,, во многом напоминающая советы, преподанные сто лет тому назад итальянцами Негри и Карозо. Кроме того, описаны подробно важнейшие па и разнообразные фигуры менуэта и куранты. В своих советах Рамо доходит до удивительного педантизма. Так, между прочим, им приведено несколько таблиц с обозначением, как следует во время танцев держать кисти рук, локти и плечи, . Затем Рамо написал еще «Abrege», где очень подробно описан целый ряд салонных танцев. Исполнение такого рода танцев при дворе изображено в очень плохом рисунке, который мы воспроизводим из первой книги Рамо, как точную, не прикрашенную копию, взятую с натуры, с придворного бала.

В то время учителя создали уже для различных движений довольно обширную на французском языке терминологию: «Соирё, saute, pas de Rigaudon, pas de ciseaux, temps de cuisse, balance, assemblee, Tour de Chambre» и пр. Некоторые из этих терминов в балетном обиходе не прижились; большинство же их сделались классическими: они живут и до настоящего времени, войдя в современный общеупотребительный танцевальный лексикон.

С того времени технические хореографические термины установились настолько твердо, что язык французской танцевальной школы сделался мировым и Парижская Академия стала законодательницей всего хореографического мира.

Для движения ногами была установлена терминология, которая вошла в обиход при обучении танцам. Определились: «pas plie, pas saute, pas cabriolle, pas glisse, iemi tour, tour, coupe, demi coupe, pas de Bouree, jet-tees, пируэты, кабриоли, «entrechats». Все эти темпы применены к гавоту, шаконе, джиге, ригодону и др.

Немцы старались не отставать от своих соседей французов; но подражания их выходили грузными и тяжеловесными. В 1711 г. учитель танцев принца Саксонского француз Бонен написали книгу «Новый род галантного и театрального искусства». Изданная на немецком языке, книга эта не дает ничего нового в области хореографии, но она довольно ярко рисует направление танцевального искусства не столько в салонах, сколько на сценических подмостках.

Книжка Бонена курьезна еще в том отношении, что ее немецкий текст переполнен французскими выражениями, которые свободно могли быть сказаны и на немецком языке. Очевидно, что в таком калейдоскопе фраз автор-француз хотел придать своему сочинению особый французский колорит.

Из этой книги можно заключить, что тяжеловесные немцы совсем не ценили своих доморощенных танцоров, которые, по словам писателей того времени, во время танцев так высоко поднимают своих, что можно видеть все те сокровища, которые хранятся у них под короткой рубашкой. Такое, далеко не привлекательное, взятое с натуры описание показывает, что высшие слои общества старались отрешиться от народа и брали для себя хореографические образцы из изящных салонов Франции.
Кроме написанной на французском языке книги Бонена, появились в Германии в начале XVIII в. еще ряд изданий, трактующих о хореографии. Из них наиболее интересным было сочинение Тауберта (1717) «Rechtschaffener Tanzmeister». Нового этот автор ничего не сказал.

 

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :