Танцы при Китайском императорском дворе

императорский дворВ императорском дворце исполнялось восемь самостоятельных танцев, с восемью танцорами для каждого из них. Всех танцоров было шестьдесят четыре.

Наместники императора имели право только на шесть танцев с шестью исполнителями; «князья» и министры могли пользоваться только четырьмя танцами, с таким же числом танцоров. Наконец, ученым были присвоены только два танца с двумя танцорами в каждом.

От подобной регламентации никакие отступления не допускались.

Труды по земледелию, радость жатвы, тяготы войны, блага мира составляли смысл и значение танцев.

До нас дошли описания только восьми танцев:
1.Иви-мен — движение облаков, в честь небесных духов.
2. Та-кнен — великий кругооборот, исполнявшийся в то время, когда император приносил жертвы на круглый алтарь.
3. Та-гиен — общий, когда приносили жертвы у четырехугольного алтаря.
4. Ta-mao — соразмеренный, один из самых грациозных: исполнялся при жертвоприношениях четырем видам светил.
5. Гиа — добродетельный, изображавший добродетель правителя Гиа,- был медлителен, величествен. Служил для прославления горных и речных духов.
6. Та-гу — благодетельный, в память предков женского пола.
7. Та-у — великий воинственный, в память предков мужского пола. Он также служил для возбуждения воинских доблестей или для прославления победы.
8. У-гиентзе — танец движения вод, исполнялся при жертвоприношениях земным духам, а также при празднествах в честь предков, когда прославлялись девять главных добродетелей.

При китайском императорском дворе состояли 64 присяжных танцора, которые при исполнении своих обязанностей должны были строго следовать утвержденным иерархическим правилам под опасением наказания за отступление от установленного этикета. При этой придворной труппе состояло несколько танцмейстеров-дирижеров, которые должны были обучать смыслу и характеру танцев. Они же, во время представлений при дворе, наблюдали, чтобы все движения производились в такт музыке. Подобно обычаям современных кадетских корпусов, ученики собирались в класс по барабанному бою. Опоздавший на урок подвергался странному наказанию. Его, стоя, заставляли залпом выпить полную чашу вина. Ленивых же имели право бить плетью. Из музыкальных инструментов во время танцев были в употреблении «кин» — барабан, «иао» — прямая флейта с тремя дырками и, наконец, для возбуждения мира и душевного спокойствия,- «као», инструмент в форме цифры «два». Играл на нем сам танцор. Колокольчики, привешенные к бубну, также входили в состав немногочисленного оркестра.

При этом на девять разных музыкальных ритмов исполнялись девять разных вариаций. Словарь Компана говорит, что этот танец подражал движению воды, колеблемой дуновением зефира.

Обо всех этих танцах философы отзываются с большой похвалой, утверждая, что древние императоры требовали, чтобы при исполнении руководствовались красотой природы.

Кроме того, у китайцев было еще шесть танцев, которые составляли предмет обучения с детского возраста. Их называли «малыми танцами». На 13-м году обучали танцу У-тхео, причем танцующий держал каменный инструмент — «Тхао». На 15-м — обучали танцу У-дзианг. По достижении 20-летнего возраста ученики изучали остальные танцы.

Малых танцев было шесть. Они исполнялись при жертвоприношениях как будто с целью приглашения духов для присутствия при празднествах.
1. Фу-у — танец знамени, в честь духов земли и жатвы. Танцующие держали небольшое знамя, вышитое разными цветами.

2. Иу-у — танец белых перьев, во славу духов четырех стран света. Исполнялся с пучком белых перьев на конце палочки, которую исполнители держали в руках.
3. Гоанг, что означало род мистической птицы (вроде Феникса), которой китайцы приписывали способность орошать землю; в руках танцоров были палочки с перьями пяти разных, ярких цветов.
4. Мао-у — танец бычьего хвоста. Исполнители махали жгутами вроде бычьих хвостов. Для этого танца число исполнителей было неограниченно. Танцами дирижировали четыре мандарина, которые при этом обязаны были точно исполнять все правила, предписываемые китайским этикетом для этого специального танца.
5. Кан-у — танец оружия, в честь духов войны. Исполнители держали в одной руке щит, а в другой — род топорика.
6. Ген-у — танец человека. Этот танец имел меньшее значение, чем предыдущий. Им руководили только два мандарина. Особенность его заключалась в том, что один из танцоров отделялся от группы исполнителей и стоял неподвижно. В то же время остальные, под музыку, действовали топориками и щитами; только после этих эволюции стоявший в отдалении танцор выступал вперед солистом и делал разные воинственные упражнения. Китайские историки утверждают, что великий философ Конфуций не любил этого воинственного танца, находя его слишком шумным и крикливым. Его любимым танцем был «танец перьев». Он предпочитал его остальным, благодаря тихой и нежной мелодии.

Даже и в начале XX в. в Китае существует церемониал, во время которого танцоры приближаются к императорскому трону, громко хлопая бичами. Возможно, что это остаток старинного обычая, перенесенного от древних времен.

Насколько танцы были в почете при дворе, можно судить по тому, что сами императоры, даже в престарелом возрасте, не гнушались танцевать в присутствии придворных. Наследники же престола считались титулованными танцорами. Когда они развлекались танцами, мандарины обязаны были руководить их движениями и подавать царственным особам аксессуары, употреблявшиеся при исполнении символических танцев.

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :