Сочинения Карозо, Негри, ТуаноАрбо

сочиненияВо время происходившей эволюции хореографии, стремившейся к созданию новых форм, появились довольно подробные трактаты о танцах. Это были труды итальянских танцмейстеров Карозо и Негри и французского каноника Туано Арбо. Сочинения трех названных лиц, сделавшихся в настоящее время библиографической редкостью, сослужили добрую службу для выяснения вопроса о технике танцев XVI и XVII вв.

Живший в XVI в. итальянский танцмейстер Фабриций Карозо, как видно на снимке с заглавного листа первого издания в 1581 г., посвятил свое сочинение считавшейся красавицей своего времени светлейшей синьоре Бьянке Капелло Медичи, герцогине Тосканской. Сочинение это, изданное в Венеции и изложенное в двух «трактатах», по-видимому, имело успех, потому что «трактаты» эти были снова, с некоторыми изменениями, отпечатаны в Риме в 1610 г. Воспроизводим заглавный лист из второго издания.

Он интересен в том отношении, что дает наглядное понятие о тех музыкальных инструментах, которые были в употреблении при исполнении танцев в XVI и XVII ст. Характерно для сочинения Карозо еще то, что перед каждым из описанием танца сделано посвящение в стихах одной из живших в то время синьор.

Живший одновременно с ним танцмейстер Негри, прозванный, из Милана, написал изданное в 1602 г. сочинение о танцах в трех трактатах, посвященное «могущественному, Филиппу III католику, королю Испании и монарху Нового Света».
К своим изданиям авторы приложили воспроизведенные нами портреты.

Кроме достоинств в хореографическом отношении, сочинение Негри интересно и как образец самовосхваления. С гордостью заявляет Негри, что он танцевал в присутствии Козимо Медичи и его сына Франческо, что он давал уроки Рудольфу, сырту императора Максимилиана II, и пр. Все эти объяснения проникнуты чувством сознания собственного достоинства, причем подчеркивается значение танцмейстера в тогдашнем обществе. Кроме того, в книге Негри имеются интересные сведения об учителях-танцмейстерах того времени; также приложен длинный список «кавалеров» и «дам», танцевавших в Милане в 1509 и последующих годах.

Во Франции, в конце XVI в., появился труд каноника из Лангра, Туано Арбо, под названием «Оркесография». «Туано Арбо» — псевдоним или, скорее, анаграмма настоящего его имени — «Табуро Жехан», он родился в Дижоне в 1519 г. С детства крепкий телосложением, Туано ревностно упражнялся в танцах; внезапно он заболел так опасно, что родители обещали посвятить сына в духовный сан, если только Богу угодно будет сохранить его жизнь. Оправившийся от болезни, Туано Арбо исполнил волю матери и поступил в монашеский орден.

Несмотря на отсутствие призвания, Туано, благодаря прилежанию, в 1571 г. был посвящен в звание каноника. Античные священные танцы подали Туано мысль написать книгу о танцах, которую он выпустил в свет, имея уже 69 лет отроду. Портрета каноника не сохранилось; прилагаемое же изображение его воспроизведено из эскизного наброска, доставшегося балетмейстеру Сен-Леону .

Сочинение Арбо, написанное в форме беседы учителя с учеником Каприолем, было названо автором «Оркесографией» и трактатом в форме диалога, по которому все лица могут легко обучаться «честному искусству танцев». При этом Туано Арбо, как духовное лицо, не преминул поставить в книге эпиграф из Ветхого Завета, из Екклесиаста: «Tempus piangencli, et Tempus saltandi».

Названные три сочинения служат прекрасным показателем того уважения, которым пользовалось танцевальное искусство в XVI и XVII вв. Хореографией интересовались во всех слоях общества. Звание учителя танцев считалось почетным, и лица, посвятившие себя этой профессии, выделялись своим образованием. Они сами полагали, что знакомство с лучшими образцами поэзии необходимо для познания красоты и изящества. Карозо и Негри, кроме познаний в хореографии, отличались и своим поэтическим дарованием. Каждый из описанных ими танцев был обязательно посвящен какой-либо знатной синьоре, причем посвящение изложено в форме красивого лирического стихотворения.

Образованность же Туано Арбо, достигнувшего почетного звания каноника, вне всякого сомнения.

Книги Карозо, Негри и Арбо остались нам в наследство как единственные исторические материалы для выяснения техники танцев в XVI и XVII вв. По рисункам и по описаниям можно легко восстановить существовавшие в то время танцевальные формы. Постановка корпуса танцующих, показанная на иллюстрациях, помещенных в этих книгах, дает наглядное понятие о целом кодексе форм, бывших обязательными в тогдашнем обществе.

«Оркесография» Туано Арбо фотографически воспроизведена в отдельной книге, изданной парижской танцовщицей Лаурой Фонта. Сохранены все рисунки, за исключением одного только гравированного украшения, которым закончено издание. Та же «Оркесография» переведена на немецкий язык г-ном Червинским, за исключением только последней главы.

В учебнике более раннего периода, а именно в труде Эбрео, преподаются некоторые правила; первым из них в танцах считается «misura», то есть умение соблюдать такт; затем уже требуются «память», «расчет пространства», «непринужденность» и, наконец, умение украшать танец. Очень оригинальны советы, преподаваемые Эбрео своим ученикам. Сначала, как говорит он, надо танцевать в такт, потом против такта; затем пусть музыканты заставят танцующего сбиться с такта. Когда танцующий выдержит такое испытание, тогда, значит, он обладает «intelligenza», то есть он к танцам способен.

В книгах Карозо и Негри прежде всего преподаются правила о том, как следует «ходить» по улицам, каким образом держать шляпу и носить плащ, во время простой ходьбы и при исполнении танца, как следует подходить к даме при приглашении ее на танец, наконец, в какое положение должны встать дама и кавалер при начале танца.

Из описания к рисункам видно, что каждое движение и каждый жест предусмотрены. Все движения имеют уже известную группировку, но «хореография» все-таки шатается и каноны ее далеко еще не установились. В ее распоряжении не было еще «грамматики» танцев; но азбука с прописными хореографическими истинами уже существовала.

Хотя для разных па в самоучителях Негри и Карозо уже имеются определенные названия, но они далеко еще не устойчивы; даже у них они подвержены частым изменениям. Такие нередкие разноречия встречаются вплоть до того времени, когда при французском дворе, в народившейся в Париже Академии, выработалась существующая и до настоящего времени танцевальная грамматика. Только благодаря этой грамматике, установившей точную терминологию, явилась возможность создать в танцах правильность и строгую последовательность движений.

Так как в танцах того времени видную и едва ли не главенствующую роль играли поклоны и реверансы, имевшие даже значение отдельного, плавного танца, то этим знакам приветствия в учебниках отведено первое место. Это исходный пункт, с которого начиналось дальнейшее изучение танцевального искусства.

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :