Шутовские пляски у разных народов

Шутовские пляскиНекоторое отношение к празднику шутов на юге Франции имели праздники Безумной Матери. Существовало целое общество, носившее это название и имевшее свои статуты и знамена, с которыми они совершали свои уличные процессии. Из сохранившегося от XV в. штандарта, принадлежавшего этой ассоциации, можно усмотреть, что члены общества Безумной Матери также развлекались танцами, которые, по объяснению современников, имели религиозно-национальный характер.

Средневековым праздником шутов пользовались некоторые балетмейстеры, сделав его вводным эпизодом в свои хореографические спектакли. Так, между прочим, балетмейстер Перро ввел праздник шутов в свой балет «Эсмеральда», где роль короля-епископа исполнял урод — Квазимодо.

Кроме перечисленных, имевших между собой несомненное сходство, средневековых празднеств с языческим оттенком, была известна «Большая пляска» в Марселе («Magnum Trepidium»). В день Лазаря по улицам города водили лошадей, козлов, коров и всех вообще домашних животных. Держась за руки, горожане и поселяне плясали вокруг животных, припевая разные песни, имевшие языческий характер.

Хотя описанные праздники имели очень отдаленное отношение к хореографическому искусству, но в истории танцев их нельзя обойти молчанием потому уже, что исполняемые на улицах и в храмах танцы были, очевидно, теми же домашними, входившими в обыденную жизнь танцами, из года в год своеобразно развивавшимися у разных народностей, где они и усвоили собственные, характерные формы.

Праздник шутов нашел себе отклик и в России в начале XVIII ст. Император Петр Великий, по возвращении из-за границы, ввел это шутовское развлечение в свой домашний обиход. Император сзывал «собор»; по случаю выбора «папы» и женитьбы «патриарха» устраивал смехотворные процессии. «Папой» обыкновенно избирался Зотов, а приближенные царя жаловались «кардиналами», «диаконами». В сопровождении певчих, вся эта шутовская процессия ходила на Святках к боярам «славить». По возвращении же «Собор» этот пил, и много пил, причем совершались всевозможные безобразия. Дергали здоровые зубы, опаивали вином почти до смерти, причем главенствовал сам державный «смехотворец» — «протодиакон» Петр. Едва ли, однако, вся эта шутовская компания могла всецело подражать католическому духовенству. Надо думать, что и плясать и водить хороводы не могли, потому что участвовавшие допивались до полного бесчувствия.

Не в одной только Франции была в ходу религиозная пляска. Она практиковалась по всей Европе. В Испании «дисциплинированные» «les Dis-ciplinants» (вроде «самобичующих») били себя в такт музыке розгами и жгутами с восковыми шариками на концах. Эти религиозные благоглупости обыкновенно кончались плясками и ночными оргиями.

В Венеции происходили процессии «du Rosaire», где танцовщики изображали тройные четки. Вокруг девиц, одетых ангелами, плясали кавалеры в костюмах чертей. В Мадриде, Лиссабоне, во время процессий Георгия Победоносца, участники ударяли копьями в чучело дракона. В Испании и Португалии, во время праздников в честь Богоматери, девицы по вечерам собирались у дверей храмов и водили хороводы, распевая священные гимны. В Испании, в день Тела Господня, процессии Св. Таинств предшествовали танцовщики.

В Португалии существовали балетные представления на площадях. Они давались в честь праздников святых и при других торжественных случаях. Историки удостоверяют, что португальцы в припадке религиозного фанатизма водили хороводы, напевая пародии на священные песни. В эпоху Савана-Роллы танцы эти перешли и в Италию.

В маленьком городке на Балеарских островах и сейчас 15 и 16 августа справляются религиозные празднества, сопровождаемые курьезными танцами. Участвующие танцоры, которых называют «elslosiers», одеты в белые платья с массой цветных лент,- на головах у них шапки, украшенные цветами. Один из них — «1а dama», одетый женщиной,- держит в руках веер. Другие юноши костюмированы в чертей с рогами. Музыканты следуют за этой странной процессией. После вечерней службы в церкви эти танцоры сопровождают духовную процессию, выходящую из храма. Трое из танцоров становятся по обеим сторонам «участвующей» в процессии статуи Божией Матери, перед которой через каждые три шага кривляется демон. Каждый черт вооружен палкой, которой он разгоняет толпу любопытных. Эта процессия останавливается на перекрестках и площадях, где танцоры скачут каждый по-своему. По возвращении в храм они снова пляшут вокруг статуи Богоматери. На другой день проделывается то же самое с заключительным аккордом, в котором принимает участие и весь народ.

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :