Легенды о танцах ведьм

танцы ведьмЗапреты духовенства и инквизиционные пытки не могли остановить распространенной в невежественной толпе веры в черную магию и в силу волшебства. Ведьмы, колдовство, демоны разных степеней, эти остатки побежденных христианством языческих верований, нашли себе крупный отголосок в покрытых туманом мистицизма средних веках. Чувство таинственного жило в народе, и проявление этого мистицизма резко выразилось в странном и диком танце — «шабаш»е.

Для разграничения добра и зла христианство широко черпало и использовало различные образы из религиозных источников античных народов. Отсюда появились суеверные понятия об оргиях, происходивших во время шабаша. Пляски на балу злых духов, в противоположность дивным хороводам небожителей, не могли обходиться без присутствия сатаны. Эта личность была необходима для возбуждения драматического интереса христианских легенд. Дьявол был либо простым зрителем, либо действующим лицом на этих оргиях.

Облеченные диким суеверием, народные легенды создали целый ряд возбуждавших ужас оргий, во время которых неистовствовали пляшущие в адском экстазе ведьмы, собиравшиеся на Броккене, на Лысой горе в Киеве и на разных горных вершинах по всей Европе. Богатая фантазия, выразившаяся в литературных, поэтических сказаниях и образно вылитая художниками в разных картинах, создала наглядное представление о целом сонме гогочущих в Вальпургиевой ночи ведьм, сливавшихся в страстных объятиях с демонами разных разрядов. Тут было где разыграться воображению художников и поэтов, старавшихся придать этим оргиям символическое значение . Особенно популярен воспетый Гете шабаш на Броккене, где, по словам Мефистофеля, ведьмы и черти толкутся, суются, трещат! Болтают, жмутся и шипят! И блеск, и дым, и вонь, и чад. А ведьмам любо — сущий ад!

Сюда Мефистофель привел Фауста, заставив его танцевать с одной из молодых ведьм.

Когда черт плясал, то он скакал впереди хоровода, держа за руку наиболее красивую, избранную им женщину. Пляске обыкновенно предшествовала нелепая музыка; затем странные звуки, взвизгивания, свист и полная какофония служили аккомпанементом к разнузданным движениям проклятой балетной труппы. Дьявольские хороводы, согласно легендам, по форме своей, то есть по движениям по окружности, были сколком с небесных хороводов ангелов.

Сегодня все идет кругом. Вот новый танец! Что ж, пойдем! И мы возьмем.

Согласно народным сказаниям, привидения, колдуны, ведьмы и всякая нечисть имели лично присвоенные им отдельные танцы. Средневековые легенды утверждают, что ведьмы в Вальпургиеву и в Иванову ночь собирались в излюбленных ими местах на высоких горах и в долинах, т. е. везде, где, по преданию, совершались жертвоприношения в языческие времена. Тут собравшаяся нечисть совещалась, какое зло причинить людям и домашним животным. Тут же происходил великий пир нечистой силы.

Языческий мир резко отразился на средневековом представлении народа о злых духах. Евангельский представитель зла получал человеческий образ в лице целого сонма демонов, принимавших также всевозможные образы животных, соответствовавших данной обстановке. Таким образом, демон был материализован.

Вооруженные кочергами, вилами, верхом на метлах, помелах и верхом на демонах, преобразившихся в кошек, козлов, гусей, блох и пр., слетались они толпами на места сборищ. В Германии спускались на площадки, преимущественно под бывшими священными деревьями. В Италии гоготали на хребте, соседнем с Беневентом; особенно же таинственные сборища, по сказаниям, происходили близ Иерусалима, по ту сторону Иордана. Под Киевом же шабаш происходил на Чертовом бережище, на Лысой горе. Везде в угоду черту убивали черного козла, причем никогда в пишу не употреблялись ни хлеб, ни соль.

Затем, отдав дань чревоугодию, начинался общий пляс. Ведьмы выбирали себе чертей, с которыми неистово плясали, сплетаясь с ними под конец в безумном экстазе. С первым утренним криком петуха вся эта фантастическая дрянь исчезала.
Ночные поездки колдуний, согласно германским верованиям, происходили под предводительством то Дианы, то Иродиады. В существование ведьм верили серьезно, и немало народу, подозреваемого в служении сатане, было замучено на суде инквизиторов.

Все эти оргиастические пляски ведьм и демонов для истории хореографии представляют интерес как доказательство сложившегося в представлении всех вообще народностей понятия, что любимое развлечение злых духов были бесформенные, разнузданные пляски, против которых так громко восставало средневековое духовенство.

Утверждают, что кроме созданного народной фантазией шабаша в эту эпоху действительно существовал танец под тем же названием.
Этот реальный танец не следует, однако, смешивать с шабашем несчастных истеричек, которые кривлялись в безумном бреду, считая себя летающими по воздушным пространствам на метлах.

Танец ведьм интересен еще потому, что кроме «Фауста» Гете о нем говорится не только в «Макбете» Шекспира, где ведьмы играют не последнюю роль, но и в массе сочинений у разных народов. Музыкантам пляска ведьм дала также благодарный материал. Кроме многих мелких композиторов, сочинявших разные мотивы для шабаша, Берлиоз иллюстрировал его в блестящей музыкальной форме. В «Волшебном стрелке» Вебера также искусно воспроизведена пляска нечисти. «Полет валькирий» у Вагнера — тот же шабаш, порожденный суеверными, мрачными временами средневековье.

«Танец шабаша» заслуживает описания потому уже, что он был грубейшей насмешкой над обрядностями, к которым народ в Германии начинал относиться скептически. Дух Лютера уже витал над Германией. В ночных сборищах изображали пародии месс и священнослужения, дьявольские хороводы глумились над установлениями Церкви.
Танцы шабаша были резки и страстны. Они опьяняли исполнителей, сохраняя в воспаленном воображении идею смерти и разрушения. Все скакали, толкая друг друга спинами в круговороте дерзких движений. Не довольствовались одними танцами; прыгали через огни, которые должны были напоминать клерикальный ад и инквизиционные костры. Утверждают, что в итальянских городках, в Комо и Брешии, во времена суровой инквизиции, происходили собрания, где в присутствии инквизиторов показывались танцы, исполнявшиеся с такой ловкостью, что можно было подумать, «что исполнители были в школе сатаны». Дама держалась сзади своего кавалера, и оба танцевали пятясь назад; когда же они подходили отдать приветствие демону, председательствовавшему на вечере, то поворачивались назад, и пляшущий выставлял ногу вперед, как будто делая вызов к небу.

Эта оживленная пляска была прелюдией к знаменитому «хороводу шабаша». Тут уже все тела мужчин и женщин как бы сливались в общем вихре, составляя какую-то слепую силу, не подчиняющуюся никакой дисциплине. По вернувшись спинами друг к другу, вся масса скакала, вертелась, не различая друг друга во тьме ночной, при свете догорающих костров. Это был общий хаос обезумевших человеческих тел, слившихся в одной бесформенной массе, увлекаемой вихрем какой-то пьяной, неудержимой силы, причем демоны, по воле колдуньи, являлись и «инкубами и суккубами».

Для исполнения шабаша в Германии избиралась такая декоративная обстановка, которая могла бы влиять на слабые умы: мрачные леса, таинственные развалины и пр. Мужчины, переодетые в демонов, женщины же совершенно обнаженные, чтобы точнее подчеркнуть свое отрешение от скромности, собирались по ночам для поклонения грубому изображению божества. Подражая в карикатурном виде христианской религиозной церемонии, эти «служители сатаны» предавались совершенно особенным пляскам.

Нашелся в XVI в. один знаток, утверждавший, что во время шабаша исполняли три рода хороводов: 1) цыганский, потому что, по его словам, цыгане — это полудьяволы; 2) деревенский, одинаковый с тем, который танцуют крестьяне; 3) совершенно особенный, в котором участвующие располагались в хороводе вперемежку, один спереди, другой же спиной к нему и т. д.

Этот шабаш был как будто заключительным страшным аккордом умиравшего в Германии мрачного католичества с его инквизиционными трибуналами.

Нельзя также не отметить, что в средние века духовенство, поддерживаемое поэзией и живописью, пользовалось танцем как средством для доказательства неизбежности смерти и бессмертия души.

Для такой цели и создалось хореографическое упражнение под названием «танца Смерти».

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :