Хороводы и пляски в античной греции

Хоровод Дедала. Мифология приписывает Дедалу изобретение первого массового танца — хоровода, который он посвятил «прекрасново-лосой» Ариадне и который изобразил Гефест на щите Ахиллесса, по «Илиаде» Гомера (Песнь XVIII), так:
«…Гефест знаменитый извил хоровод разновидный Оному равный, как древле, в широкоустроенном Кноссе Выделал хитрый Дедал Ариадне прекрасноволосой. Юноши тут и цветущие девы, желанные многим Пляшут в хор круговидный любезно сплетяся руками». «…Пляшут они и ногами искусными то закружатся Столь же легко, как в стану колесо под рукою испытной. Если скудельник его испытует, легко ли кружится. То разовьются и пляшут рядами, одни за другими. Купа селян окружает пленительный хор и сердечно Им восхищается; два среди круга их головоходы, Пешие в лад начиная, чудесно вертятся в их середине».

Из этой полпой картины первичного хоровода видим, что в нем участвовали и девушки и юноши, взявшись за руки и образуя то быстро вертящийся круг, то нечто похожее на наш «фарандол», т. е. растягивались в линию и танцевали «гуськом».
Об аккомпанементе этой сельской пляски Илиада говорит: «…меж них раздается Лир и свирелей веселие звуки».

Культ Вакха-Диониса начался, если принять за начало его вышеприведенный миф о жертвоприношении Икара, как мы видели, тоже с хороводной пляски.

Время сбора винограда было лучшим временем года для эллинов. Оно посвящалось не только веселости, но и поклонению богу за «божественный дар» — виноградный сок. Воздвигались алтари в честь Вакха, на которые делались возлияния вина и сжигались части козла, все пели гимны, «вертясь кругом в одну сторону, потом в другую, наконец на том месте, где останавливались». О темпе, под который исполнялся этот простейший танец и о порядке его, нам дает понятие форма дифирамба, состоящего из трех частей: строфа, при которой совершался поворот хоровода, анастрофа — поворот в другую сторону и эпод, который следовал за поворотами, пели во время роздыха.

Религиозные акты, совершавшееся, может быть, в виде ежедневной вечерней молитвы, сменялись веселым отдыхом, во время которого сборщики винограда — поселяне плясали, пели сельские гимны, или из их общества выделялся один и начинал рассказ героического или комического содержания. Вскоре этот рассказ принял диалогическую форму, и таким образом возникло искусство драматическое, (т. е. комедия и трагедия), родившееся, как мы видим, в одной колыбели с пляской.

В неритуальной части этого празднества пляска является потребностью эстетической и физической, из простого желания в плавном движении дать отдых телу.

Но как ритуальная пляска, так и светский танец были одинаковы, т. е. заключались в том же хороводе.

Тут же, вероятно, возник и сольный танец, о котором в раннюю эпоху мы ничего не знаем.

К культу Диониса мы возвратимся ниже при исследовании мистерий.
Сельские скромные празднества далее принимают характер всенародных игр, имевших огромное государственное значение.

Хоровод Тезея. Хоровод, как и все вообще античные пляски, прежде всего символизирует какую-нибудь художественную или религиозную идею.

Так, известен Хоровод Тезея, в котором, как думают некоторые, впервые допущено смешение обоих полов, исполнялся на праздниках Минога, изображал миф о спасении Тезеем из Лабиринта жертв Минотавра.

В нем один исполнитель — «водитель хоровода», или корифей, идет во главе хоровода, играя на лире, и как бы ведет за собой «жертв».

Две девушки при этом держали концы ленты, под которую проходил весь ряд участвующих, ведомых «Тезеем». Движения этого танца похожи были на перелет журавлей, а потому иногда его и называли «Журавлем».

Лирический танец. Лукиан описывает два хоровых «танца лирического характера». Один из них начинался изображением борьбы, «затем флейтист садится посреди хора и играет, ударяя в землю ногой. Танцующие следуют один за другим вереницами и выступают в такт, составляя самые разнообразные фигуры, сначала воинственного характера, а затем вскоре изменяющегося под влиянием Диониса и Афродиты».
Другой танец называется Ожерелье. Хор состоял наполовину из эфебов и молодых де-вушек: «все танцоры следуют один за другим вереницей, таким образом, что образуется род ожерелья. Один юноша руководит хором, принимая воинственные позы, как во время войны; молодая девушка грациозно следует за ним, подавая пример своим подругам; таким образом ожерелье сплетается из девической скромности и мужественной силы».

Эволюции хоровода или хора разнообразились разделением на две линии мужскую и женскую половины, переплетением отдельных групп и сложными фигурами, исполнявшимися то быстро, то медленно, или в вид общего круга (самая распространенная фигура), квадрата или «фарандоли», в виде прямых, волнистых параллельных или пересекающихся линий, причем, как мы уже сказали, участвующие были независимы друг от друга в своих движениях, но соблюдали строго общий ритм.
Массовые пляски (но Гомеру). Вот описание массовой пляски под ритм песни в сопровождении лиры, которой услаждал Алкпнон Одиссея («Одиссея», VIII):
«…Скрапа и Слева стали цветущие юноши а легкой искусные пляске.
Топали в меру ногами под песню они; с наслаждением
Легкость сверкающих ног замечал Одиссей и дивился.
Лирой гремя сладкозвучною, пел Демодок вдохновенный

Песнь о прекраснокулрявой Кипрнде».
О pas de deux, сопровождаемом хороводом, соединенным с игрой в мяч, тоже упоминается у Гомера: «…Но Длинной повелел Гол понту вдвоем с Лаодамом Пляску начать: в ней не мог превосходством никто победить их.

..Легким бросаньем мяча в высоту отличась пред народом. Начали оба по гладкому лону земли плодоносной Быстро плясать; и затопали юноши в меру ногами, Стоя кругом, и от топота ног их вся площадь гремела».
Культовые пляски Все культовые массовые античные пляски, к которым мы сейчас перейдем, варьировали хоровод и фарандол.

Культ Артемиды-Дианы, богини охоты, а также девственности, музыки и пляски, был самым любимым и обильным плясками, сопровождавшими его богослужения.

Павзаний и Плутарх рассказывают о пляске Дианы, или Кариатиде», исполнявшейся, согласно законам Ликурга, обнаженными девушками и юношами совместно, как и пляска Кариатиды, будто бы принесенная лакедемонянам самим Поллуксом. Она совершалась вокруг алтаря богини и заключалась в хороводе и фарандоле под пение гимнов. Она скоро перешла в жизнь и стала светским танцем.

Пляска невинности, по свидетельству Плутарха и Афинея, была непосредственной принадлежностью ритуала богослужения той же богини, строго установленною Ликуром, и не перешла в жизнь. Пляску невинности исполняли девушки скромными движениями, грациозными перегибами корпуса вправо и влево.

Ионийская пляска была в большом употреблении у ионийских племен и состояла из того же хоровода. В Аттику, в праздник Муни-хий, посвященный Диане, сходились племена всей Греции, и в воспоминание Марафонской победы была учреждена торжественная процессия с оружием по всему городу; юноши и девушки составляли небольшие отдельные хороводы на площадях, где находились жертвенники.
С культом Пана, веселого пастушеского бога (изобретателя свирели — «сиринксы», и приводившего, ради забавы, путешественников в «панический» страх; сопровождаемого всегда нимфами и ориадами) была связана веселая, шумная Гиларея, пляска, исполнявшаяся мужчинами в длинных белых туниках, в золотых венках, но почти без обуви. Аккомпанемент составляли игривые звуки, «сиринксы». Тут отводилось большое место комической пантомиме.

Культ Аполлона (имевшего еще несколько наименований, в зависимости от того, что обожествлял), — бога музыки, пляски, юношеской силы и ловкости, сопровождался плясками, которые совершались также не только в храмах, но выходили на улицы. Торжественные процессии ходили по городу, пелись гимны — «пеаны», составлялись хороводы, шумные, веселые, под звуки лиры, посвященной Аполлону. Пантомимы в этих хороводах изображали в лицах его миф сражения с Драконом. Надо думать, что число участвующих в хороводах пар, а также число оборотов хоровода в ту и другую сторону было семь, т. е. число, посвященное Аполлону. В плясках, как и процессиях культа Аполлона, употреблялись атрибуты бога факелы, лиры, лук и др. Празднества его кончались пирами.

Культ Афродиты, богини любви, сопровождался пением и изящным хороводом вокруг статуи богини под аккомпанемент лир и флейт (флейту изобрел Адонис); исполняли хоровод девушки аристократических семейств, причем каждая держалась за гирлянду цветов, которую по окончаний пляски возлагали на статую богини. Этот круговой «хоровод Афродиты» был одним из самых изящных и любимейших в Греции. Он совершался на Делосских торжествах, и оканчивался пантомимой на сюжет мифа рождения Афродиты и ее любви к Адонису, под пение гимна. Праздник Афродиты приурочивался к весеннему цветению растений, и цветы играли большую роль в этом культе.

Афиней описывает пляску — Карибантиа (или Дактиль). Мифология приписывает ее начало Кари-бантам, стражам Зевса, которые звоном щитов своих отгоняли темные силы. Она исполнялась под стихи трехсложного ритма — дактиля. Танцовщики вооружены были щитами и производили звон, сталкиваясь ими друг с другом.
По исполнению эту пляску надо было бы отнести к числу военных — пиррических, но так как она сопровождала, вероятно, культ Зевса, мы относим ее к культовым пляскам.

Пляска Данаид очень изящно изображала мимически миф о Данаидах; между прочим, она представляла похищение Ганимеда.

Пляска Дафны изображала эпизод преследования ее Аполлоном и обращение в лавровое дерево. Это, вероятно, было pas de deux мужчины и женщины.
Нимфея, по Ксенофонту, пляска, посвященная культу нимф, которые пользовались почетным местом в религиозных верованиях. Им выстроены были великолепные храмы, и в них и возле них совершались ежегодные празднества Нимфеи. Им были посвящены также гроты и пещеры, и туда совершались религиозные шествия. Пляски эти изображали их хороводы и веселье, с которым они сопровождают бога Пана, Аполлона или Диану. Участвующие девушки разделялись на изображающих дриад, лимониад (нимфы цветов), ориад (нимфы гор), наяд (нимфы вод), плеяд (созвездия) и др.

Весенняя пляска-пантомима — «Времена года» состояла из хороводов в лесах вокруг распускающихся деревьев. Сначала девушки и юноши изображали скромность и стыдливость, а также беззаботность, свойственную весеннему юношескому возрасту, затем изображались первые чувства зрелого возраста. Здесь подчеркивалась общность переживаний человека и природы. Пляски Ораи — осенью — были повторением этих плясок. Их исполняли одни юноши в венках из плюща.

Эротидея. Пляска Купидона, или Эрота, исполнявшаяся на горе Геликон, называлась Эротидея. Можно предполагать, что следующие слова Гезиода относятся к этой пляске: «Прославим муз, рожденных на вершине Геликона; их изящные ножки движутся мерно вокруг алтаря Сатурнова сына, вблизи глубокого источника; их легкая, сладострастная пляска венчает вершины Геликона».

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :