Баядерки в Париже и стилизация танца

парижНастоящие, индийские баядерки неоднократно приезжали в Париж,- где давали публичные представления. Наложницы брахманов не имели, однако, никакого успеха. Публика, ожидавшая видеть в представительницах Востока образ тех баядерок, которыми восторгались путешественники Русселе, Жакольо, Лотти и др.,- были сильно разочарованы. В танцах странствующих артисток нельзя было усмотреть ни восточной неги, ни красоты поз, ни эластичности корпуса.

Восторги в адрес баядерок, так щедро рассыпанные в описаниях очевидцев, оказались значительно преувеличенными. Это неблагоприятное впечатление, впрочем, легко объясняется тем, что баядерки танцевали в непривычной для них обстановке, на подмостках большого парижского театра. Все движения их были сдержанны, и действительного представления о баядерках, танцующих на родине в тесном кругу приглашенных, конечно, нельзя было себе составить. Антрепренеры привозили баядерок в Берлин . Хотя бронзовые девицы и шевелили ногами и руками наподобие настоящих служительниц алтаря, но общего с индийскими оригиналами, по своему бесстрастию, они не имели и никакого эстетического удовольствия зрителям не доставляли.

Сказания о баядерках не раз подвергались хореографической обработке. Балетмейстеры неоднократно черпали свои сюжеты из индийской жизни и из местных легенд и мифических сказаний. Так, были поставлены «Баядерка» (М. Пети-па), «Сакунтала» (Л. Петипа), «Баядерка» (Дидло), «Брахма» (Монплезира), «Индия» (Мен-деса), «Девадази» (Монплезира), «Влюбленная баядерка» (Тальони), «Талисман» и пр. Некоторые из этих хореографических произведений хотя и имели сценический успех, но балетмейстерам все-таки не удалось воссоздать тот «мир чудес», где главным действующим лицом являлась баядерка.

Сценическая «рабыня бога» была достаточно опоэтизирована и окружена ореолом красоты, но танцы выведенных на сцену «баядерок» совсем не соответствовали строгим формам индусского искусства, то есть тем из них, которые так стильно выражены священными, настоящими затворницами индусских пагод.

Местный колорит и этнографические подробности проявлялись с крайне сомнительною правдою даже в декорациях и в обстановке. В общем же, по своей конструкции, это были балеты с искусственно пристегнутым ярлыком индусского колорита, не имевшего ничего общего ни с бытом, ни с нравами обитателей Индии. Требования же жизненной правды, впрочем, едва ли можно предъявлять к балетмейстерам старой школы, воспитанным на одном только желании угодить прима-балерине. Для нее приносилась в жертву художественная истина. От успеха первой танцовщицы в поставленном балете зависел успех всего хореографического произведения, потому, очевидно, все усилия балетмейстеров были направлены не к созданию художественного целого, а к сочинению таких «номеров» для артисток, где они могли бы блеснуть особенностями своего таланта. Взамен стильных очертаний выдвигалась не вяжущаяся с положением виртуозность артистки — в ущерб колориту и рисунку страны.

Нельзя назвать ни одной танцовщицы больших балетных сцен, про которую можно было бы сказать, что она хорошо исполняла танец баядерок. Благодаря неумелости хореографов, никому не удалось воспроизвести этого типичного танца. Про каждую из крупных звезд можно смело сказать, что они «притворялись» баядерками, не сохранивши ни внешних форм, ни мистического смысла танца, служившего воплощением внутреннего состояния души.

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :