Балеты в Германии XVI в

балеты в ГерманииГермании первые следы появления танцев на публичной сцене относятся к концу XVI в. В одной нюрнбергской хронике значится, что в Кассель прибыли английские комедианты, которые под любезную музыку исполнили неизвестные немцам комедии и трагедии. Между прочим, были исполнены и танцы, состоявшие в оригинальных «прыжках взад и вперед, в верчении и резких поворотах», доставлявших зрителям большое удовольствие. Очевидно, что примитивные хореографические упражнения публике нравились, и комедианты собрали изрядное количество денег.

Германские дворы того времени не отличались особой изобретательностью. В эту эпоху они рабски подражали французам и итальянцам. Перенимая от них способ ведения балетных представлений, немцы не внесли ничего нового в область танцевального искусства, несмотря на то что любовь к танцам, как при разных мелких германских дворах, так и в народе, была развита в значительной степени. Как образец немецких хореографических представителей приводим балеты, данные при саксонском дворе в XVII в. Герцоги Георг I и Георг II чуть ли не целый век царствовали в Саксонии, отличаясь любовью к искусствам и разного рода публичным зрелищам. Ими даже было построено особое здание для театральных представлений. Тут была дана музыкальная опера-балет под названием «Влияние семи планет».

Извлекаем из увесистого фолианта того времени, «нижайше» посвященного Георгу II, описание этого хореографического произведения с очень тяжеловесным, тевтонским, пошибом.

На сцене руины с храмом Венеры. Из облаков появляется Купидон. Он поет «Пролог», объясняя, что ему все подвластно и что он сошел на землю, чтобы воспеть семь планет, ярко сияющих над королевским домом Саксонии.

Первая планета — Сатурн. На сцене скалы и горы с горными рабочими. В облаках на своей колеснице появляется Сатурн. Он поет приветственную арию с восхвалением горных богатств, данных природой Саксонии. Он воспевает их, как залог могущества страны, кующей из этих богатств оружие на благо и защиту родины. Затем следуют три хореографических «entrees»: 1) Волшебник и Зависть; 2) три нищих мужского и два нищих женского пола; 3) шесть горных рабочих.
Вторая планета — Юпитер. Сцена изображает галерею, позади которой виден сад. С высоты небес Юпитер, восседающий на орле, поет славу своему могуществу: «Я Юпитер, владыка земли и неба! Нет в мире мне равного! Орел мой несет лавровые ветви; ими в Капитолий увенчаю я монарха Саксонии и его храбрых воинов».
Затем три балетных «entrees»: 1) астролог и два римлянина в воинских доспехах, представляющих собой Вавилонскую и Ассирийскую монархии; 2) царица Мавританская; 3) монархи Немврод, Кир, Александр Македонский и Юлий Цезарь.

Третья планета — Марс. На сцене крепость. С неба, во всеоружии, с громом и громкими трубными звуками появляется Марс. Вступительная ария его заключается в том, что он заявляет себя главой всех «военачальников»: «Я грозен в бою! Нет никому пощады; я без разбора с треском бью направо, налево всех, кто дерзнет нарушить покой Саксонского царского дома». Заключительные хореографические entrees: 1) учитель фехтования, 2) воины и амазонки; 3) турнир пеших рыцарей

Четвертая планета — Солнце. Улица с городскими зданиями. На своей «машине» появляется Солнце в образе Феба, восседающего на колеснице, запряженной четырьмя конями. «Я глаз вселенной! — поет Солнце. — Мои лучи вечно животворящи. И лес, и поля, и цветы, и животный мир, и человечество живы только мною. Я же встаю после сна ночного с тем, чтобы воздавать вечную хвалу Саксонии и ее владыке».

Заключительные три хореографические «entrees»: 1) испанец; 2) четыре времени года; 3) части света.

Пятая планета — Венера. Роскошный сад с фонтаном. На колеснице в виде раковины, запряженной лебедями, в облаках появляется богиня любви — Венера. Она поет гимн в честь любящих сердец; обещает усеять их путь розами, благоуханными гвоздиками и тюльпанами. Вся песня Венеры проникнута счастьем, радостью, при виде торжествующей любви, проповедуемой богиней во имя вечного мира и спокойствия.
Три «entrees» с танцами: 1) четыре купидона, 2) кавалер с одной дамой и 3) три кавалера с тремя дамами.

Шестая планета -Меркурий. Аркады в городе с торговыми лавками и ремесленными заведениями. Появляется летающий над городом бог торговли — Меркурий. После его арии с восхвалением честности купечества и трудолюбия ремесленников три хореографических «entrees»: 1) два алхимика, 2) шуты, 3) семь свободных искусств.

Седьмая планета -Луна. Сцена изображает глухой лес. На небе показывается Луна в образе Дианы на колеснице, запряженной двумя оленями. Вступительная ария Луны состоит в славословии саксонских героев, одинаково бесстрашных как на войне, так и во время их охотничьих подвигов, совершаемых при лунном свете, озаряющем одинаково как лесных нимф, так и охотников.

Три хореографических «entrees»: 1) нимфы и две пастушки; 2) три рыбака и три рыбачки; 3) четыре охотника, борющихся с медведем.
В заключение сцена покрылась густыми облаками, из которых выступили все семь планет, «протанцевавших» главный балет, завершившийся пропетой общей заключительной одой.

Характерная особенность немецких опер-балетов заключается в том, что в своих программах они постоянно мудрствовали, стараясь применить мифологические фигуры к самым обыденным, повседневным явлениям в их общественной жизни. Оттого балеты их выходили до крайности громоздкими и лишенными поэтического элемента, составляющего всю прелесть хореографического представления.

В балетное представление немцы вкладывали грузную рассудочность, облекая ее в такие образы, которые казалось бы совсем не должны иметь места в хореографических произведениях. Мы остановились несколько подробно на саксонских семи планетах с целью показать, что на манер этих балетов были построены и все другие хореографические представления в Германии. По ним можно судить и о балетах, которыми восторгались при других немецких дворах.

Балет «Семь планет» построен по одинаковому для всех шаблону, потому наглядно, в картинах ознакомившись с ним, можно составить себе представление и о других балетах этой эпохи, где бы они ни были поставлены в Германии. Эти зрелища были сколком с итальянских произведений подобного рода. В области хореографии они прошли бесследно и не внесли ни одной оригинальной черты, которая могла бы сыграть какую-нибудь роль в деле развития искусства.

Мы благодарны вам за то, что делитесь ссылкой на эту страницу :